Что изменит закон о защите прав потребителей финуслуг

Недобросовестные финучреждения рекламируют «нулевые кредиты» и навязывают клиентам ненужные услуги. Низкий уровень финансовой грамотности и отсутствие органа, который печется об интересах потребителей, облегчает им задачу.

Первый заместитель главы НБУ Екатерина Рожкова в своем блоге на «НВ» объяснила, почему Нацбанк не может влиять на ситуацию, и как отношения между участниками рынка финуслуг регулируются в других странах. «Минфин» публикует сокращенную версию.

Основоположник теории рыночной экономики Адам Смит считал, что рынок способен саморегулироваться, выравнивая взаимоотношения продавцов и покупателей без участия регулятора. В идеальном мире, наверное, так все и работает. Но мир не идеален. И, спустя сто лет, другой экономист, Джон Милль, впервые использовал понятие «фиаско рынка» — когда рынок не работает без регулирования.

Финансовый рынок – именно такой пример: необходимость его регулирования уже много десятков лет ни у кого не вызывает сомнения. В каждой стране мира, где есть финансовый сектор, присутствует регулятор, отвечающий за деятельность его игроков с точки зрения надежности, прозрачности и легальности их бизнеса, используемых инструментов. Кроме того, по данным Мирового банка в 97-ми странах мира из 109 регулятор отвечает также за правила взаимоотношений финансовых учреждений с потребителями. Но не в Украине.

«Бесхозными» клиенты финучреждений оказались в 2011 году, когда Госпотребстандарт вычеркнул финансовые услуги из своего перечня. После чего объектом для тысяч писем с жалобами на нарушения со стороны финучреждений стал Национальный банк. И это логично – кому, как не Нацбанку, разбираться в банковских вопросах. Но сейчас, не имея законного мандата на защиту прав потребителей, НБУ может только погрозить пальцем или написать устрашающее письмо. Ситуацию может изменить принятие законопроекта 2456д «О защите прав потребителей финуслуг»– именно он возложит на Нацбанк обязанность работать с нарушениями в отношении клиентов.

Чтобы понять, что изменит принятие Закона о защите прав потребителей финуслуг, давайте сначала разберемся, где эти права нарушаются. Примеров, к сожалению, много. Видите рекламу с обещанием дать кредит под 0,1%? Это нарушение и вранье — не бывает таких кредитов. Реальная его стоимость будет, скорее всего, в районе 80-120%. Но вы узнаете об этом лишь на этапе выплат, обнаружив уйму скрытых комиссий.

К таким же нарушениям относится и заявления «оформите карту нашего банка, если хотите оплатить в нашей кассе» или «идите оформлять к этому нотариусу, нет, к другому нельзя». А также требование обязательной покупки страховок на все и от всего при любой финансовой операции, вплоть до обмена валюты.

Отказ выдать на руки договор для ознакомления, передача персональных данных третьим лицам (страховым или коллекторским компаниям), изменение договоров задним числом – все это нарушения, которые во всем развитом мире серьезно наказуемы. Одно только навязывание страховок обошлось в свое время американскому банковскому холдингу Capital One в $165 миллионов. Из них 140 миллионов пришлось вернуть обманутым клиентам, которых сотрудники банка убеждали в том, что без страховки их кредитный рейтинг будет ниже, а стоимость кредита, соответственно, — выше. Еще 25 миллионов составила сумма штрафа.

Грозят ли такие штрафы украинским банкам — не известно. Закон предусматривает полгода на проведение «подготовительных работ»: 3 месяца от даты голосования до вступления в силу, и еще 3 на создание в НБУ подразделения по вопросам защиты потребителей финуслуг.

Но я точно могу сказать: первое и главное, чего мы будем добиваться – это правдивость и прозрачность информации о стоимости тех или иных продуктов или услуг. Потому что неправдивая информация о кредитных ставках – это просто социально опасно. Недаром почти во всех странах–лидерах в области защиты прав потребителей финуслуг на первом месте стоит регулирование рекламы и полноты раскрытия информации о продукте. Ведь как может работать «рука рынка», если потребитель не имеет возможности сделать сознательный выбор,- например, ему просто не называют реальную стоимость кредита!

Жесткий контроль рекламы дает плоды. Например, в Ирландии, а это один из мировых лидеров по уровню защиты прав потребителей финуслуг, итогом защищенности клиентов стал один из самых высоких в мире уровней проникновения финуслуг. Почему? Ответ очевиден: клиент понимает, что регулятор защитит его права, поэтому начинает активнее и охотнее пользоваться финансовыми услугами. У него есть исчерпывающая информация, защита, а значит, есть уверенность! Начав с использования базовых финуслуг, он переходит к новым, более сложным, что дает дополнительный приток средств в инструменты финтеха и фондового рынка. Деньги потихоньку перекочевывают из «серой» наличной зоны в «белую» – безналичную. Теневая экономика сокращается, легальная – растет. С ней растет и макрофинансовая стабильность.

Понятно, что эти процессы произойдут не сразу. Доверие клиентов – самый дорогой актив. Два с половиной десятка лет ничего особо не делалось, чтобы его получить. Но если мы начнем прямо сейчас – уже через несколько лет качество услуг для клиентов в финсекторе несравнимо вырастет. А вместе с ним вырастет и новая генерация клиентов. Главное – начать прямо сейчас.